Стереотипы о школе, которые больше не работают

Стереотипы, которые больше не работают

Представления о воспитании нередко подвержены стереотипам. Какие-то из них имеют вековую историю и считаются истинами, проверенными временем. Но опыт показывает, что с годами некоторые истины становятся спорными.

Например, сто лет назад раздельное обучение мальчиков и девочек было в порядке вещей, а сейчас школы с гендерными классами – редкое экспериментальное исключение. Или еще десять-двадцать лет назад детей, отметивших первый день рождения, отлучали от груди, а сейчас многие родители прислушиваются к рекомендациям ВОЗ и продолжают грудное вскармливание до полутора-двух лет, а иногда и дольше. А какие еще стереотипы можно смело назвать устаревшими?

Девочки в розовом, мальчики в голубом. Это клише впервые заявляет о себе еще атласными лентами, которыми сотрудники роддома перевязывают одеяла при выписке новорожденных. Цветовое разделение по сей день поддерживают производители игрушек и легкая промышленность, благодаря которой девочки, одетые в розовые кофточки и леггинсы, носят в сумочке Hello Kitty изящного пони с розовой гривой, а у мальчиков имеется как минимум десяток предметов одежды в синей гамме.

И все-таки, открыв возможности интернет-шоппинга, а также из желания освоить весь цветоряд, мы отходим от устоявшейся ассоциации и покупаем сыновьям зеленое, оранжевое, в полоску и в крапинку, а дочку одеваем в красивый комбинезон небесного цвета. Какая-нибудь бабушка из прохожих заглянет в дочкины санки и непременно восхитится: «Какой хорошенький мальчик!»

Здоровый ребенок – упитанный ребенок. «Какая ты у нас худенькая! Съешь скорее пирожок» – волнуется старшее поколение при виде «недоедающих» внуков. Воистину, бабушкино сердце спокойно тогда, когда внуки соглашаются есть без капризов. А молодые родители упрямо внушают бабушкам и дедушкам, что связь между здоровьем и рекламно-картинной упитанностью – миф, и принудительными кормлениями вполне можно заработать проблемы с пищеварением.

Комплекция ребенка зависит от многих факторов, включая наследственный – это во-первых. Во-вторых, голодный ребенок о себе не забудет и обязательно попросит есть. А в-третьих, дети расходуют столько энергии, что об их физическом здоровье в первую очередь говорит то, что они бодры, бегучи и прыгучи.

Место женщины – у плиты. Странно слышать это выражение, зная, что большинство шеф-поваров в ресторанах – мужчины. Хотя некоторые мамы по-прежнему считают, что играть с посудой положено только девочкам, и отводят сыновей от игрушечных кухонь в «Детском мире», лишь бы кто-то не подумал, что мальчик занимается не своим делом.

А ведь мальчишки с не меньшим упоением играют в поваров, и в жизни им точно не помешает освоить приготовление простых блюд. Так что не стоит отказываться от идеи купить мальчику игрушечную посуду и набор пластмассовой еды. Вдруг перед вами будущий Джейми Оливер или Гордон Рамзи!

Девочкам – куклы, мальчикам – машинки. Если до трех лет дети не идентифицируют игрушки по половому признаку, то позже они начинают хорошо понимать, для кого они предназначены – об этом расскажут родители, общество и специализированные отделы в магазинах игрушек. Но взрослые зачастую примеряют к детской игре взрослое мышление, покупая девочкам кукол, а мальчикам поезда и вертолеты.

Меж тем детский интерес широк, и его невозможно сдерживать рамками. Поэтому среди мальчиков много любителей катать коляски, а среди девочек есть те, кто с удовольствием гоняет мяч и возит по трекам гоночные автомобили. Все дело в том, что у детей нет разделения на гендерное. Они просто получают удовольствие от игры.

Мальчики не плачут. Все, чего добиваются взрослые, насаждая этот стереотип – это того, что сыновья начинают скрывать настоящие эмоции под маской мужества и стесняться естественных проявлений заботы, которые изначально заложены в детях: например, сочувствие к животным, младшим братьям и сестрам, желание приласкать, сказать нежные слова. Потому что после того, как ребенок в очередной раз услышит, что мальчики не плачут, все эти чувства начнут казаться ему проявлением слабости.

Единственный в семье ребенок вырастет эгоистом. Нет никаких данных, подтверждающих то, что дети, растущие в семьях без братьев и сестер, отличаются повышенным эгоизмом и избалованностью. Также исследования показывают, что одиночество ребенка, который воспитывается в семье один – тоже предрассудок, особенно при современных возможностях социализации в детском саду, развивающих центрах, кружках и школе.

Мальчики отдельно, девочки отдельно. Бывает, что родители невольно поддерживают этот стереотип, когда стараются играть с сыновьями в борьбу и больше занимать их спортивными делами, а дочек побуждают к спокойным занятиям вроде рисования или аппликации. Однако, ребенку для развития нужны разные виды деятельности.

Игра в смешанной компании как раз этому способствует. Рядом с девочками мальчики смогут оценить творческие занятия и ролевые игры, а девочки в свою очередь почувствуют прелесть активных, шумных дел вне дома, которыми увлечены большинство мальчишек.

Дети – это крест на карьере. Современные женщины – от депутата Европарламента Личии Ронзулли, которая посещает заседания вместе с маленькой дочерью практически с ее рождения, до множества мам, совмещающих материнство и удаленную работу, подтверждают своим примером, что ребенок – не помеха самореализации.

Отдых с маленьким ребенком – не отдых. Конечно, туризм с детьми – это совсем другой вид отдыха, но современные родители уже не боятся перелетов, смены климата и не считают, что родительство предполагает оседлый образ жизни. Главное – спланировать маршрут, подстроиться под режим и возраст ребенка и не забыть про удобных помощников: рюкзаки-переноски, легкие складные коляски, медицинскую страховку.

Воспитание детей – женское дело. Все-таки истории о мужчинах, не умеющих сменить ребенку подгузник – уже миф. В большинстве благополучных семей оба родителя разделяют обязанности между собой и взаимозаменяют друг друга. Современные папы могут делать все то же, что и мамы: успокоить плачущего ребенка, уложить его на сон, приготовить кашу, читают им вслух книжки и ходят на родительские собрания. И, наверное, это один из самых важных преодоленных стереотипов недавнего времени.

«Ты думаешь только о себе!» Подростки — о стереотипах про них, которые бесят

Подростки поделились стереотипами, которые в отношении них на самом деле не работают. А что, ведь молодых людей тоже стигматизируют: то они слишком много сидят в телефоне, то не заботятся о старших. Но справедливо ли это для всех? Почему не стоит делать такие выводы — объяснили сами подростки. Тема животрепещущая, поэтому ребята согласились только анонимно рассказать все, что они думают о родителях и остальных взрослых людях. А семейный психолог Ольга Анушкина комментирует, как научиться жить с этими стереотипами (и детям, и родителям).

Фото: pixabay.com

1. «Ты думаешь только о себе! Лучше бы помог чем-нибудь»

Родители хотят, чтобы их дети были идеальными: и учились хорошо, и по дому помогать успевали. Но нехватка времени совсем не означает, что подросток — эгоист.

Вероника, 17 лет: «Почему-то некоторые взрослые считают, что подростки являются эгоистами. Понятное дело, что все мы разные. Но это не значит, что такое качество нужно приписывать всем».

Лиза, 17 лет: «Я стараюсь совмещать учебу и помощь родителям. Но частенько бывает так, что времени не хватает и приходится чем-то жертвовать. И вместо того, чтобы войти в положение и понять, родители начинают считать нас эгоистами. А хорошее образование как получить?»

Ольга Анушкина. Фото из личного архива

Совет психолога:

— Данная ситуация — это классика жанра. Родители стареют, много работают, устают и, конечно, хотят помощи. Видя дома рядом с собой ребенка двухметрового роста, который валяется в кровати, уткнувшись в телефон, они хотят помощи в нелегких бытовых делах. Мечта всех мам и пап — приходить домой в чисто убранный дом, где вкусно пахнет приготовленной едой, все белье постирано, младшие дети забраны из детских садов и школ, а уроки сделаны. В этом нет ничего странного. Усталым после работы родителям хочется просто лечь и отдыхать. А вместо этого их встречает бардак, готовка еды и весь набор домашних дел. Хотя у них есть при этом взрослые дети. Вот они и срываются, но часто потом искренне жалеют, что не сдержались.

Слова «ты эгоист, потому что не помогаешь» очень болезненны для самооценки любого человека. Неважно — взрослого или ребенка. Здесь как рекомендацию можно рассматривать заботу о близких. Если взрослые устают, то помнят о том, что и сам подросток очень устает. Но это не отменяет внимание к близким с двух сторон. Очень важно для взаимопонимания в семье переводить намеки в прямую просьбу. Например, со стороны родителей: «Сделай, пожалуйста, то и то к моему приходу, так как мне нужна помощь».

«Да успокойся, это просто переходный возраст!»

Переходный возраст — обычное явление в жизни подростков. Но родители порой превращают его в настоящую «болезнь» для того, чтобы объяснить непонятное поведение своих детей.

Ульяна, 16 лет: «Очень не нравится, когда какие-то переживания и депрессии сбрасывают на „кризис возраста“. Эмоциональные сбои бывают у всех: и у взрослых людей, и у детей. Но для чего нам создают вымышленную болезнь — непонятно».

Вика, 17 лет: «Практически изо дня в день слышу: „Закроешься в своей комнате и сидишь там вечерами“. У меня очень плотный график, в школе задают так много, что не успеваешь и пожить нормально. Плюс ко всему нужно делать дополнительные задания к репетиторам и на курсы. И почему-то у взрослых складывается впечатление, что я замкнулась в себе и выбрала одну только комнату как единственное свое пространство. Считают, что со мной что-то не то. Помимо учебы, просто иногда хочется побыть одной. Все мои попытки доказать, что никакого „кризиса“ у меня нет, заканчиваются всегда одним и тем же».

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Совет психолога:

— В семье происходят конфликты из-за недопонимания и разных ценностей. Для подростков в данной ситуации в первую очередь важно запастись терпением и выбрать того родителя, с которым контакт лучше. А уже ему описать все проблемы или претензии в любой доступной форме (письменный текст, устное сообщение).

«Ты когда-нибудь с телефоном расстаешься?»

Зависимость от телефонов стала уже привычным явлением. Но стоит ли ее приписывать каждому подростку — вопрос.

Саша, 17 лет: «Сколько можно сидеть в телефоне? Что ты в нем нашел?» Мне кажется, это я слышу от родителей чаще, чем свое имя. Если честно, не сказал бы, что провожу так много времени, как думают родители, в телефоне. Конечно, хочется полистать ленту, посмотреть видео, попереписываться с друзьями. Но этого всего у меня в меру. Взрослые же включают одну и ту же пластинку под названием „антителефон“ каждый раз, когда я тянусь к телефону».

Читайте также:  Как выглядят и чем занимаются внуки королевы Елизаветы 2

Настя, 17 лет: «Телефон захватил наш мир. Поэтому неудивительно, что он является неотъемлемой частью жизни каждого подростка. Мне кажется, взрослым стоит смириться и, грубо говоря, не читать морали на эту тему. Может, они сами себе придумали, что все настолько плохо. И уж тем более приписывать такое „клеймо“ абсолютно каждому подростку — вообще не вариант».

Совет психолога:

— Если родители запрещают вам пользоваться социальными сетями, мотивируя это снижением успеваемости и отсутствием живого общения, нужно просто объяснить, в каких целях вы пользуетесь телефоном. Подростку при таком раскладе следует поделиться, чем именно он занимается в интернете, и объяснить, что основное общение с друзьями за пределами школы происходит в переписках. Или же сделать следующее: вместе с родителем обозначить определенные временные рамки, внутри которых интернет использовать можно.

«Взрослым — слово. Детям — молчать»

«Подрастешь — поймешь» — настолько заезженная фраза родителей, что было бы странно, если бы подростки о ней не упоминали.

Вероника, 17 лет: «Для меня не всегда понятна „картина“, когда мы всей семьей сидим за столом, а говорят только взрослые. „Ничего в этой жизни не видал, мало чего понимаешь“ — вот какое объяснение».

Фото: pixabay.com

Арина, 17 лет: «Почему сразу если подросток, то глупый? Вернее, глупее взрослого человека. Я знаю много успешных еще совсем молодых людей, которые, несмотря на свой юный возраст, добились больше, чем некоторые взрослые. Не работает это правило ни капельки — ч ем взрослее, тем умнее».

Миша, 17 лет: «Взрослые не учитывают того, что ты личность. Это мне больше всего не нравится. Очень они любят сравнивать нас со своим подростковым периодом. И совершенно не понимают, что сейчас другое время и новые желания. Но разница-то в поколениях делает свое дело».

Совет психолога:

— В силу быстрого физического развития и «зашкаливания» гормонов родители часто видят своих детей-подростков как «не очень умных людей», которые «ничего не понимают» и «несут чушь». В таком случае детям не стоит показывать свое высокомерие, даже если они уверены, что их мнение 100% правильное. Оскорбительная подача информации родителями просто-напросто не усваивается. Следует помнить: когда дети перечат, содержание их слов для родителей уже абсолютно неважно.

«Эти подростки и курят уже, и пьют, и что только не делают!»

В период взросления может твориться все что угодно. Но не обязательно плохое. Пока взрослые считают, что все подростки пробуют сигареты или алкоголь, они учатся, гуляют с друзьями и радуются жизни.

Фото: pixabay.com

Юля, 16 лет: «По стандарту взрослые считают, что современная молодежь разбалованная. И только и делает, что развлекается. Но здесь есть большое но. Каждый из нас личность. И я никогда в жизни не скажу, что большинство подростков курит и употребляет алкоголь. Есть такие, да. Но далеко не все. И даже не большинство. Очень много молодых людей ставят в приоритет образование, успешную будущую жизнь. Обидно, когда такую чушь приписывают подросткам, которые на самом деле стремятся вырасти хорошими людьми».

Марина, 17 лет: «Если я прошу у родителей остаться у друзей на ночевку, у них сразу складывается мнение, что я еду пить, курить и так далее. А нам просто хочется время вместе провести, отвлечься от учебы, повеселиться».

Родители все равно не воспринимают мои аргументы! Что теперь?

Психолог дала нам совет для любой ситуации:

— Бывает, что родители во всем ограничивают своего ребенка и считают, что есть два мнения: «мое и неправильное». Причем мнение подростка всегда неправильное ввиду того, что его никто не хочет слушать. Моя рекомендация в данной ситуации: подросткам нужно искать в окружении значимых людей, которые разделяют его позицию. Это могут быть другие родственники, учитель в школе или тренер.

Самим же обострять конфликтную ситуацию в семье не стоит. Если объективно правда лежит на стороне ребенка, то ему следует просить о помощи взрослых, которые могут донести до родителей другое мнение о ситуации.

Звонок не для учителя: как новые технологии разрушают стереотипы о школьном образовании

По оценкам экспертов, мировой рынок Educational technology (EdTech) к 2025 году вырастет более чем вдвое — с $158 млрд до $342 млрд. Это касается и России: темпы роста российских образовательных технологий — 17-25% в год.

По мнению аналитиков из TAP Advisors, J’son & Partners Consulting, Ambient Insight, Edutainme и других, Россия — драйвер роста цифрового образования в Восточной Европе. Это значит, что рано или поздно новые методики вытеснят консервативную систему обучения, унаследованную от советских времен. Привычный тайминг в 45 минут не рассчитан на учеников с разным уровнем восприятия, уроки не вовлекают класс в образовательный процесс, а оценки не заставляют детей учиться усерднее.

Модернизировать учебный процесс помогают переосмысление ролей учителя и ученика, новые диджитал-решения и геймификация.

История игр в образовании

Элементы игры были в образовании столько, сколько само оно существует: в них начали играть еще античные школьники. Например, изучая римское право, в ходе урока ученики моделировали преступную ситуацию, а следом тут же ее разрешали.

В начале прошлого века ученые предприняли первые попытки изучения игровых практик. В 1938 году была опубликована одна из первых работ на эту тему — трактат Homo Ludens, «Человек играющий» голландца Йохана Хёйзинги, где он объясняет влияние игр на общество и мотивацию индивида.

В 1980-х в США появилась философия видеоигр, а чуть позже в Европе зародилась новая область исследований — Game Studies. Игрофикацию изучали и внедряли даже в СССР: слоган «пятилетку в 4 года» — не что иное, как мотивационный элемент «рабочей игры».

Геймификация как система начала формироваться в 2000-х годах вместе с развитием цифровизации. В 2010-х ее стали внедрять в бизнес и образование — она стала ответом на однотипность и консервативность процессов.

Механика

Сегодня геймификация — система, которая работает с внешней стороной образовательного и в целом любого процесса. Она не меняет контент, а создает «упаковку», которая стимулирует обучающихся. Это квесты, уровни, аватары (персонажи, в которых «перевоплощается» ученик) и PBL-элементы: points (очки), badges (бейджи) и leaderboards (рейтинги лидеров).

Школьник или студент получает очки за выполненную задачу, собирает бейджи-награды за успехи и благодаря этому получает место в рейтинге лидеров. Согласно последним исследованиям, лидерборд должен отражать список лидеров по типам активности — внеклассная, школьная, спортивная и так далее. Эта система ранжирования повышает мотивацию и у победителей, и у проигравших в 2 раза.

Такие игровые практики могут сделать интереснее любой предмет. Но есть условия, которые важно учесть: захватывающая механика и индивидуальные особенности учеников.

В рамках Международной конференции по искусственному интеллекту в образовании (AIED 2015) была выработана стратегия по типам игроков и их индивидуальной адаптации в игровой среде.

На старте нужно определить психотип участника игры: искатель, выживший, сорвиголова, темный кардинал, завоеватель, социальщик или ачивер. У каждого из них есть разные потребности, которые нужно учесть. Персонализированные уроки дают более высокие результаты, чем массовые: если верить исследованиям, они повышают качество образования на 43% и сокращают время обучения на 30%.

Решения на рынке

Геймифицировать подачу контента на уроке помогают разные сервисы и приложения. Например, программа Classcraft, которой пользуются около 2 млн учеников во всем мире.

Это онлайн-игра, которую учитель и ученики вместе проходят на уроке. За каждый правильный ответ школьники получают баллы, благодаря которым в дальнейшем могут «прокачивать» своих персонажей и получать реальные бонусы: возможность поесть на уроке, выйти из класса, спросить правильный ответ на экзамене.

Успех каждого игрока в Classcraft напрямую зависит от уровня всей команды. Исследователи Вашингтонского университета отмечают, что такая система бонусов увеличивает число выполненных задач у группы детей на 24%.

Кроме Classcraft, среди учебных игровых платформ известны DuoLingo, который помогает учить языки, Scratch, где можно в игровой форме освоить программирование, Quandary, которая предлагает ученикам 8-14 лет заняться решением этических проблем вымышленной планеты Браксос и другие интересные сервисы.

За и против

Как и другие тренды, геймификацию оценивают по-разному. Есть мнение, что ученик может увлечься формальными аспектами обучения и будет стремиться только получать «ачивки». Если верить российским экспертам, зло от компьютерных игр «сильно преувеличено, а положительное влияние — не изучено».

Во многом гейм-механики подвергают сомнению сами ученики и их родители. Обучение через игру все еще принято считать чем-то несерьезным: как можно освоить такие науки, как математика или физика, с помощью квестов, рейтинговых таблиц, бейджей с индивидуальными достижениями или компьютерных игр? Согласно теории самодетерминации, игровой урок еще не гарантирует полную вовлеченность ученика — человек должен сам захотеть играть.

Некоторые исследователи утверждают, что следствием геймификации, внедрения видеоигр и системы бонусов в социальную среду класса может стать нездоровое соперничество среди учеников. Все то же исследование Университета Саскачевана опровергает этот тезис. Групповой лидерборд, где указана совокупность навыков и достижений всего класса, дополняет бонусами старания всех. Ведь если один человек не знает математики, а другой — литературы, то вместе они знают и математику, и литературу.

Несмотря на критику, внедрение игровых механик и видеоигр в школьное образование — общемировая практика. Аналитики Университета Малаги утверждают, что игры положительно влияют на учебный процесс: они развивают креативность, внимание, концентрацию в пространстве, способность принимать рациональные решения в экстренных ситуациях и работать в команде.

Куда движемся?

Если верить исследованию Bain & Company, из двадцати крупнейших городов мира самыми «цифровыми» в сфере образования можно назвать Дубай, Сидней, Торонто, Лондон и Лос-Анджелес. Цифровая школа в этих городах — та, где есть Wi-Fi, интерактивные доски и электронные учебники, а педагог позволяет использовать собственные гаджеты на уроках.

Россия активно поддерживает новые тренды в образовании. В разработке находится госпроект «Цифровая школа», в рамках которого будет создана РЭШ — облачная платформа «Российская электронная школа». Подобную систему (МЭШ) уже реализовали в Москве: ученики и учителя могут пользоваться электронными учебниками, тестами, интерактивными сценариями уроков и так далее.

Читайте также:  Самые необычные дикие кошки в мире: топ 10

Внедрение новых идей и технологий в учебную систему — долгий процесс. Чаще всего учителя просто-напросто не готовы использовать новые механики на своих уроках. Стереотип о том, что эффективно учиться на стыке образования и развлечения невозможно, слишком силен даже среди молодых педагогов.

Развивать госпрограммы или разрабатывать гейм-механики сегодня еще недостаточно. Российской системе образования нужна серьезная просветительская работа среди педагогов: мастер-классы, вебинары, конференции, детально прописанные методички под каждый проект, тестирование механик. Сотрудничество государства, частных компаний, ученых, педагогов и самих учеников — ключ к новой системе образования, где учиться и быть учителем захочет каждый.

7 главных стереотипов про американских школьников (не каждому стоит верить!)

Об американских школьниках мы знаем, в основном, из фильмов, сериалов и статеек в интернете. Ходят в школу в чем попало, все время торчат на улице, не напрягаются на уроках и почти наверняка готовятся к очередной школьной вечеринке. Автор телеграм-канала «Инглиш на ладошке» Екатерина Зыкина спросила нескольких американцев из разных штатов, каким стереотипам стоит верить, а каким — нет.

1. Они все время переходят из школы в школу

Не совсем так. Если не брать в расчет малышей из Preschool и Kindergarten, то сменить нужно будет всего три школы: Elementary school (1-4 классы), M >High school (9-12 классы). Каждый раз — как в первый класс. В некоторых штатах это Elementary, Junior High и Senior High, но суть примерно такая же.

Ученика старшей школы можно называть по-разному в зависимости от возраста: freshman (9 класс), sophomore (10 класс), junior (11 класс) и senior (12 класс). Эти определения можно использовать как существительные ( «W hen I was a senior in high school. »), так и прилагательные ( during my sophomore year). Можно сказать « I’m studying in 11th grade» или « I’m an 11th grade student», но сами американцы предпочитают использовать классификацию freshman-sophomore-junior-senior, которая подходит и для студентов университетов и колледжей.

2. Они ни черта не делают: максимум несколько уроков в день и игры на свежем воздухе

Не совсем так. Действительно, количество занятий и продолжительность уроков строго не регламентируется и в разных школах может быть разная. К тому же, предметы ( >subjects) чаще всего можно выбирать и изучать сверх минимума только то, что нравится. Но средняя нагрузка старшеклассника, в среднем, семь уроков ( periods) в день. Ни на драму, ни на комедию, которые так любят показывать в фильмах, у американских подростков чаще всего не хватает времени: перемены между занятиями длятся всего 5–10 минут.

3. Обед длится час-полтора. Школьники успевают поесть, попинать мяч, поваляться на газонах

Не совсем так. В каких-то редких школах, особенно частных, обеденный перерыв может длиться около часа, но это исключение. В большинстве общеобразовательных школ на обед ( lunch) дается примерно 15-35 минут. Если школа большая, то на обед выделяется тот промежуток времени, в течение которого вся школа успевает пообедать.

Чтобы избежать вавилонского столпотворения, ученики, которые оказываются во время обеда на первом этаже, обедают первыми, на втором — вторыми и так далее. При таком раскладе время обеда может выпасть и на время урока. В таком случае учитель прерывает занятие, чтобы ученики сходили поесть, после чего занятия возобновляются.

Школьная столовая у американцев называется, как правило, school cafeteria (а school canteen — это британский вариант). Любители домашней еды и сэндвичей берут с собой lunchboxes.

4. Школьник должен получить от учителя пропуск, чтобы выйти в туалет во время урока

Да, это правда. Такой пропуск называется hall pass, и без него ученик не может появиться за пределами своего класса во время учебных занятий. Возможно, никто даже и проверит наличие этого пропуска, но носить его все равно обязательно. Так школы пытаются бороться с прогульщиками. Правда, в некоторых школах подобную практику постоянно критикуют, а где-то спокойно обходятся и без пропусков.

5. У каждого школьника есть свой шкафчик для вещей

Кто только не побывал запертым в этих шкафчиках — от физика Леонарда Хофстетдера («Теория большого взрыва») до Человека-паука. И да, шкафчики ( lockers) действительно есть в каждой школе. В них хранятся не только учебники, физкультурная форма и любые милые сердцу вещицы, но и верхняя одежда, поскольку общего гардероба, как у нас, в большинстве школ попросту нет. Кстати, понятия «сменки» у них тоже нет, поскольку каждый ученик добирается до школы либо на машине, либо на школьном автобусе.

Подпишитесь на канал SM в Яндекс.Дзене, чтобы не пропускать самые интересные материалы. А чтобы активно участвовать в обсуждениях — на нашу группу в фейсбуке.

6. В американских школах постоянно проходят какие-то мероприятия, вечеринки и балы

Да, это почти правда. Основных мероприятий не так уж и много, но проводятся они с большим размахом. Начинается все с осенней Homecoming week — недели, во время которой школы и колледжи рады видеть у себя своих бывших студентов и соревнуются друг с другом. Одна из традиций этой недели — pep rally: это когда перед игрой спортивной команды собирается вся школа, чтобы поднять school spirit (общий школьный дух). Примерно в это же время устраивают школьный бал ( Homecoming dance).

Зимой практически везде проходят Winter dance, а весной наконец-то наступает пора prom. Это тот самый выпускной, который так любят мусолить создатели подростковых фильмов. Prom и правда является главным событием за год для большинства учащихся. Будущие выпускники заранее подбирают костюмы, приглашают друг друга пойти на бал в качестве пары и выбирают prom king (короля выпускного) и prom queen (королеву выпускного). Оригинальное приглашение пойти вместе на выпускной называется promposal.

Помимо общепринятых мероприятий, каждая школа устраивает и свои собственные. Например, почти везде есть свое talent show, где каждый ученик может проявить себя.

7. В американских школах нет школьной формы, все ходят в чем попало

Не совсем так. Если посмотреть на private schools (частные школы), то практически в каждой из них носить единую форму обязательно. В английском она называется school uniform. Так школа старается поддерживать свой статус и традиции.

А вот в большинстве общеобразовательных школ формы и правды нет, но это не значит, что ученикам разрешено ходить в чем попало. У каждой школы есть определенный dress code: ученикам могут запретить, например, открывать свои плечи или ходить в коротких юбках и рваных джинсах.

Теперь немного о привычках американских школьников, которые гораздо меньше освещаются в кино.

1. В школах США есть специальный урок для того, чтобы заняться своими делами

В американских школах есть понятие study hall — это промежуток времени, когда ученикам дается целый урок на то, чтобы под присмотром преподавателя сделать домашнее задание, поработать над своим проектом или просто заняться чем-то полезным. Главное, не сидеть в это время в телефоне.

Если ученику доверяют, то ему на время study hall могут выдать пропуск, чтобы он, например, мог сходить в библиотеку или стать личным помощником учителя ( library a >study hall в неделю зависит от школы и расписания, но такое мероприятие вполне может проходить и каждый день.

2. Школьников часто возят на экскурсии

Школьники в США так же, как и наши, ездят на экскурсии — в музеи, галереи, исторические места. Мы привыкли называть школьные экскурсии excursions (на британский лад), но в американском английском это field trips. Разумеется, школьники не ездят работать в поле: field в этом контексте означает «сфера, область».

3. Детей нередко наказывают за плохое поведение

Обидел одноклассника, не выполнил важную задачу или просто прогулял занятие — неси за это ответственность. Если нарушение незначительное, то школьника попросят остаться в школе после занятий: писать извинение, помогать с какой-то работой или просто делать домашнее задание под присмотром. Такой вид наказания называется detention.

Если же школьник натворил что-то более серьезное, то за это на него могут повесить in-school suspension ( ISS) и out-of-school suspension ( OSS). При ISS нарушитель продолжает ходить в школу, но учится в отдельном кабинете, а вот при OSS школьнику временно запрещается посещать школу. В самых непростительных случаях ученика могут вообще исключить ( expulsion).

4. В школе работает специальный консультант — дети обращаются к нему по любым вопросам

В каждой американской школе в обязательном порядке должен присутствовать gu >school counselor (а то и не один). Gu >guidance counselor обязан помочь ученикам советом или оказать им помощь.

Чтобы узнать о сленге американских школьников, почитайте про лексику, которой дети в США пользуются каждый день. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок узнал больше о своих американских ровесниках и подтянул английский, попробуйте записать его на индивидуальные занятия в Skyeng. Преподаватели строят уроки на самых актуальных темах и знают еще больше интересных подробностей о жизни американских школ. Первое занятие — бесплатное.

8 стереотипов, которые мешают нам воспринимать друг друга такими, какие мы есть

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Отношения между мужчиной и женщиной всегда были предметом споров и обсуждений, но наличие стереотипов еще больше их усложняет. Мы предлагаем пересмотреть старые устои и перестать заморачиваться над тем, что считали правильным еще во времена наших бабушек. Пора понять, что нет ничего плохого в том, что мужчина ухаживает за своим внешним видом, а женщина может сделать первый шаг.

AdMe.ru проанализировал основные стереотипы, с которыми пора бы уже попрощаться.

Стереотип № 1: Мужчина должен быть чуть красивее обезьяны

Внешность не главный козырь, но опрятный вид играет большую роль. Стрижка, маникюр, приятный запах — все это говорит о том, что человек, независимо от пола, с заботой относится к себе и к окружающим. По статистике, количество мужчин, регулярно посещающих салоны красоты, растет, и в этом нет ничего постыдного, ведь всем нам комфортнее иметь дело с тем человеком, который следит за собой.

Стереотип № 2: Дети — смысл жизни женщины

Так сложилось, что сначала все ждут, когда женщина выйдет замуж. Потом — когда родит ребенка и будет идеальной хозяйкой, женой и заботливой мамой. Но правда в том, что дети — это необязательно самое большое и единственное желание женщины. А иногда они вообще в ее планы не входят. И мы не должны относиться к этому с осуждением. Не стоит превращать наличие детей в единственный интерес и основной смысл жизни. Ведь главное, чтобы человек был счастлив, и неважно, какого он пола.

Читайте также:  Самые загадочные места на планете

Стереотип № 3: Отцовского инстинкта не существует

Роль папы в воспитании ребенка так же важна, как и роль мамы. Давно прошли те времена, когда отцы уходили на войны и за добычей для семьи, отсутствуя неделями, месяцами, а то и годами. Логично, что воспитание ложилось по большей части на мам. А вот почему этот стереотип все еще существует поныне, когда уже не надо охотиться на мамонтов и отвоевывать земли, — неизвестно. Например, в Швеции папы все чаще берут отпуск по уходу за ребенком вместо мамы.

Стереотип № 4: Все женщины мечтают выйти замуж

Психолог Барбара Диганги уверена, что женщина, которая согласна на все ради брака, — это пережиток патриархального общества. Столетия бесправия женщин не прошли даром: многие до сих пор верят, что отношения (и уж тем более брак) — это такой вид социальной защиты. Но ведь сейчас гораздо больше возможностей для развития женщины в бизнесе или в любой другой сфере, чем во времена наших бабушек, когда полноценно трудиться мог только мужчина. И почему бы этими возможностями не пользоваться?

Стереотип № 5: Для женщины важен толстый кошелек мужчины

Наличие денег у мужчины говорит нам о его ответственности, дисциплине, целеустремленности и многих других личных качествах, которые очевидно цепляют. Но вот достойный ли он человек для построения серьезных отношений, по его кошельку сказать сложно, и современные женщины об этом знают.

Стереотип № 6: Для женщины на первом месте семья, а для мужчины — карьера

Женщины, стремящиеся построить карьеру, и мужчины, увлеченные домом и детьми, воспринимаются обществом как исключения. Но ведь лучше, когда каждый занимается тем, что ему нравится? Если у вас в семье именно так, то это вполне гармоничные отношения, и неважно, кто из вас взял на себя какую роль.

Стереотип № 7: Женщины слишком эмоциональны

О легкомысленности, безответственности и эмоциональности женщин не слышал только ленивый. Но так ли это в действительности? Ученые решили ответить на данный вопрос и провели исследование. Оно показало, что прекрасная половина человечества отлично справляется со сложными ситуациями и умеет контролировать эмоции. А мужчины эмоциональны не меньше женщин, но их научили выражать только определенные эмоции, а от остальных — защищаться.

Стереотип № 8: Первый шаг — за мужчиной

Этот стереотип порождает множество проблем и для женщин, и для мужчин. Одним надо доказывать свою «мужественность» и решимость, другим — притворяться слабыми и загадочными, вместо того чтобы прямо заявить о своем интересе. Первый шаг — это всего лишь проявление заботы и инициативы. Любому мужчине будет приятно, если женщина сделает этот шаг и даст понять, что он ей небезразличен (чему есть подтверждения в исследованиях).

От какого стереотипа будет сложнее всего отказаться? Какие стереотипы вы бы еще добавили?

«Учитель всегда прав» и ещё 7 стереотипов о российской школе, которые её портят

«Учитель всегда прав» и ещё 7 стереотипов о российской школе, которые её портят

Учитель всё больше напоминает парту или доску, которой ты пользуешься несколько лет, а потом не вспоминаешь. А школьники тратят время и силы на предметы, которые им не пригодятся и неинтересны. Почему так происходит –рассказывает учитель русского языка Михаил Караваев.

Причин на самом деле много — низкая зарплата, непрестижность работы учителя, бумажная волокита. Но самая главная — стереотипы, которые прочно сидят в головах у взрослых. У родителей и учителей. Всё, что будет перечислено ниже, — те или иные «традиции», которые либо уже не работают, любо нерабочие в принципе. Но воспринимаются как что-то незыблемое.

1. Учитель — на всю жизнь. И только он даёт знания

Хороших учителей, да и плохих тоже, помнишь всю жизнь. И ходить в гости к своим бывшим педагогам — нормально. Но чаще всего учитель — это просто оборудование. Такое же, как стол, доска, тетрадь. Только живое. Вряд ли вы скучаете по своей парте, куску мела или доске.

Учителя (и родители!) должны это понимать: вам дали детей на время, чтобы вы их подготовили к жизни и отпустили. Грустно, но это так. Учителям нужно помнить о границах своего участия в жизни ребёнка. Вообще задача школы — научить человека получать знания самостоятельно. А теперь ещё немного ужасов: некоторые современные образовательные системы обходятся вообще без учителей. К примеру, на платформах типа Khan Academy или Coursera есть кураторы группы (часто те, кто прошёл курс до вас), все курсы записаны на видео, для тестов не нужен преподаватель, а творческие задания ученики проверяют друг у друга сами. Плохо ли это? По себе могу сказать, что большую часть знаний я получил именно на онлайн-курсах.

2. Учитель не оказывает услугу

Нет, учителя именно оказывают услугу за деньги (пусть небольшие) налогоплательщиков. И задача учителей — делать это качественно. Это учителя должны детям, а не дети им (конспекты, тетради, стихи наизусть и так далее).

3. Всё, чему учат в школе, пригодится «для общего развития»

Огромное количество информации ученику никогда не пригодится. Если учитель не может объяснить, для чего нужно учить его предмет, то учить этому, скорее всего, не нужно. Или нужно, но по-другому. Например, для чего учить родной язык? Сейчас — для того, чтобы писать без ошибок диктанты и сочинения по «Войне и миру». При этом составить резюме или просто написать заявление в ЖКХ на замену батареи — задача невыполнимая. Таким элементарным практическим вещам в школе просто не учат.

А как нужно учить и для чего? Ответ — а для чего мы используем, так и учить. Вообще-то задача школы — не трудоустроить людей с педагогическим образованием, а сделать из учеников ответственных граждан, научить их жить в обществе. Поэтому нужно учить кулинарии и мальчиков, и девочек, а ещё считать сдачу, общаться.

Я очень любил математику в старших классах, на контрольных делал оба варианта, потому что было интересно. У меня списывали даже те, кто пошёл учиться в Бауманку (сам я пошёл на филфак). Через два года после поступления решил повторить алгебру, просто так. Через полчаса закрыл учебник — не мог понять даже азов. А ведь у нас было по восемь уроков алгебры в неделю! В 11 классе я сбегал с уроков на свидания с девушкой, и сейчас я понимаю, что это было лучшее применение школьного времени.

4. Детей нужно делить по классам и никак иначе

«Класс» в старшей школе — пережиток совка. Люди разные, с разными интересами и способностями, поэтому нужна специализация. Профильные (гуманитарные и математические) классы проблемы не решают. Помочь могут система кредитов и самостоятельный выбор предметов, когда у каждого старшеклассника индивидуальная программа в зависимости от будущей специальности. Это, кстати, избавит от «натяжек», когда человек работает на три с плюсом, но надо ставить ему пятёрку, ведь он отличник по основным дисциплинам. И социализация не пострадает, не переживайте — у подростков и так половина жизни проходит в соцсетях и мессенджерах. А в средних классах другие проблемы: сейчас они переполнены, а должно быть не больше 15 человек, а ещё лучше — не больше десяти.

5. «Когда вырастешь, тогда и узнаешь». И про будущую специальность, и про работу по специальности

Часто человек вообще ничего не знает об особенностях своей специальности вплоть до диплома и поиска работы (по этой специальности). Например, на моём факультете педпрактика начиналась с третьего курса. Оказалось, что школьники и я, сам недавний школьник (как я считал), живём в разных реальностях и не очень понимаем друг друга. Как говорят? Какую музыку слушают? В какие игры играют? Тогда-то я и понял, что профессия учителя — это что-то запредельное. Жаль, что мне об этом сразу не сказали. Выход — ранняя практика, экскурсии, встречи с крутыми педагогами ещё в школе.

6. Учитель всегда прав. Он не может быть не прав

Если ребёнок может аргументированно выразить свою точку зрения, которая отличается от правильной, — он молодец, а не выскочка. И я не вижу ничего плохого в том, чтобы называть учителя по имени. А традиция вставать в начале урока или если в класс зайдёт завуч — пережиток казарменного воспитания и уравниловки. Если дети жалуются на учителей — это повод разобраться, а не вызывать родителей. У меня был коллега, от которого, пардон, неприятно пахло. Когда дети мне пожаловались (!), пришлось разговаривать с ним на эту тему. Запах исчез. Возможно, не стоило этого делать, ведь учитель всегда прав. Но взрослые могут быть не правы. И дети должны об этом знать.

7. «Три пишем, два в уме». С оценками не спорить

Во-первых, пять баллов — это слишком мало для адекватного оценивания. Нужно минимум десять. Во-вторых, не очень понятны критерии. Любая система несовершенна, это не значит, что надо отказываться от системы оценивания вообще (хотя в начальной школе я бы совсем отменил оценки). Оценки — это отражение усвоения материала. Если ребёнок написал «3*2=6», а ему снижают балл, потому что правильно «2*3=6», то любой нормальный родитель скажет, что это бред.

8. Учитель говорит, все молчат и слушают

В школе нет диалога между учителем и учеником. Педагогам не интересны школьники, так почему школьникам должно быть интересно то, что говорят эти дяди и тёти? При этом ситуация меняется, если всего-навсего спрашивать у учеников мнение или давать возможность решить проблему по-своему. Ученики удивляются, что с ними разговаривают на равных и интересуются их мнением. И по-моему, это ужасно.

Иллюстрации: iStockphoto (donatas1205, EkaterinaVassilieva, Helen_Field)

Ссылка на основную публикацию